26 Февраля 1917 Последний шанс

26 февраля 1917 у генералов, князей и офицеров был шанс изменить ход истории, изменить то, что заговорщикам казалось неизбежно. Однако, они предпочли позорное молчание в надежде, что перемены не коснутся их. Вся суть офицерской и будущей белой реакционной машины в том, что в феврале 1917 они надеялись, что смерть или заточенье Царя избавит их от грядущих потрясений.

Историки и эксперты сходятся во мнении (Мультатули и другие), что именно в этот день армия наиболее эффективно противостояла заговорщикам, а решимость некоторых полков вселяла ужас в революционеров. Один из них так описал события этого дня (из воспоминаний Станкевича): «отправился в Таври­ческий дворец. [… ] Я быстро получил пропуск и стал искать Керенского. Его я нашёл в просторном зале, где кроме него был только Чхеидзе, с поднятым воротником, оба в волнении. Чхеид­зе всё время бегал из угла в угол. Я спросил кого-то из окружаю­щих, где остальные члены Думы. Мне ответили, что разбежа­лись, так как почувствовали, что дело плохо».

Люди склонны идеализировать и превозносить незнакомые или не понятные для них объекты. На удивление в народных массах революционеры (даже в наши дни) ассоциируются с храбрыми и решительными людьми, впрочем, если слушать их слова, возможно, такое впечатление и получится, но по факту это банальные интриганы. Как мы видим из сообщения Станкевича, как только войска начали давать отпор, в их лагере «свободы» резко произошел раскол и бегство. Печально, что именно таким людям досталось быть вершителями истории 200 миллионного народа.

Главные события дня:

  • роспуск Государственной Думы
  • зачистка Невского от демонстрантов
  • активные действия войск по подавлению мятежа
  • раскол между офицерами и солдатами

Роспуск Государственной Думы

До сих пор точно неизвестно, кто отдал приказ о роспуске Думы, так как официальных подтверждений от Императора, что он давал такое распоряжение, нет. Хотя соответствующий указ еще 22 февраля Николай II передал Голицину (Председатель Правительства), чтобы тот по его указанию в случае надобности его опубликовал.

Логично предположить, что после обнародования сего распоряжения Дума окажется в более выгодном положении нежели Правительство. После его публикации деятели Думских группировок моментально выскочили на площади города просить «защиты» у народа. Фактически после этого распоряжения у революционеров появился реальный факт, которым можно удобно манипулировать перед толпой.

Текст указа: На ос­новании ст. 99 основных государственных законов повелеваем: Занятия Государственной Думы’ и Государственного Совета прервать 26-го февраля сего года и назначить срок их возобнов­ления не позднее апреля 1917 года в зависимости от чрезвычай­ных обстоятельств. Правительствующий Сенат не оставит к исполнению сего учинить надлежащее распоряжение”. НИКОЛАЙ В Царской ставке, 25 февраля. Скре­пил: председатель Совета Министров кн. Николай Голи­цын».

События в Петрограде

Именно с 26 февраля 1917 идет отсчет начала массового насилия не только к представителям власти, но и по сословным признакам. Например, коллективные изнасилования гимназисток, разбой и убийства. Все это потом возьмут на вооружение большевики, о «подвигах» которых напишут «белые» в своих материалах «Красный террор в годы гражданской войны. По материалам Особой следственной комиссии». Ужасные события станут нормой для Петрограда и ужасом для его жителей.

Однако органы правопорядка в этот день еще боролись, как видно из донесения полиции: «В 3 часа пополудни революционная толпа возле Гостиного Двора двинулась по Невскому проспекту в сторону Знамен­ской площади. Дорогу ей пересекла учебная команда запасного батальона Павловского полка под командованием капитана Чистякова, пользовавшегося большим авторитетом у своих солдат. На предупредительные выстрелы толпа не реагирова­ла, и Чистяков приказал открыть огонь на поражение. В этот момент с крыш был открыт огонь по солдатам, в затылок был убит ефрейтор. Озлобленные солдаты открыли беспорядоч­ный огонь по толпе, среди которой было много убитых и ране­ных. Толпа была рассеяна. 

В 4 часа дня Невский просп. на всем его протяжении был очищен от толпы, причем на Знаменской площади чинами полиции подобрано около 40 убитых и столько же раненых. Одновременно на углу Италь­янской и Садовой улиц обнаружен труп убитого прапорщика лейб-гвардии Павловского полка с обнаженной шашкой в руке”. Во время беспорядков наблюдалось, как общее явление крайне вызывающее отношение буйствовавших скопищ к воинским на­рядам, в которые толпа в ответ на предложение разойтись бро­сала каменьями и комьями сколотого с улиц снега. При предвари­тельной стрельбе войсками вверх толпа не только не рассеива­лась, но подобные залпы встречала смехом. Лишь по применении стрельбы боевыми патронами в гущу толпы оказывалось возможным рассеивать скопища, участники коих, однако, в боль­шинстве прятались во дворы ближайших домов и по прекращении стрельбы вновь выходили на улицу.
Слушательницы высших женских учебных заведений проника­ли в места, где были десятки раненых, оказывали им помощь и вели себя по отношению к чинам полиции, стремившимся их от­ туда удалить, в высшей степени дерзко».

То же свидетельствуют и донесения Охранного отделения: «При рассеивании упорствующих демонстрантов, со стороны которых были неоднократно произведены в чинов полиции и вой­ска выстрелы из револьверов, в 5 часов 20 минут у Гостиного Двора, спешенным отрядом 9-го Запасного кавалерийского полка и взводом Лейб-гвардии Преображенского полка был открыт по толпе демонстрантов огонь».

Решительные меры действовали отрезвляюще на толпу, что вселяло надежду в подавлении мятежей. Однако, надежда жила до момента, пока солдаты не открыли огонь по солдатам с 26 февраля 1917 года, можно считать официальной датой начала Гражданской войны в России.

В штабе Командующего Петроградским военным округом

В прошлые дни мы уже вспоминали о Хабалове и его малодушии, а так же о его игре на стороне революционеров. 26 февраля он отдал приказ убрать полицию с улиц, мол армия в лице запасных полков сделает свое дело. Увы, но именно решение убрать полицию с улиц только усилило позиции агитаторов, которые вновь стали выходить из своих схронов и уже проникать в казармы полков. Это, в свою очередь приводило к таким случаям:

«В 16 часов дня произошёл инцидент в 4-м отряде учебной роты запасного батальона Лейб-гвардии Павловского полка, товарищи которой под командованием капитана Чистякова только что отличились на Невском проспекте. Пробравшиеся в казармы на Конюшенной плошади неустановленные агита­торы, воспользовавшись отсутствием офицеров, сумели сму­тить несколько десятков человек, которые, забрав винтовки, толпой вышли на улиuу, требуя прекратить кровопролитие. На Екатерининском канале эти солдаты вступили в перестрелку с конной полицией. В результате был убит один городовой и один ранен. Потом солдаты сами вернулись в казармы. Че­рез некоторое время в казармы прибыл полковник А. Н. Экс­тен. Он стал стыдить солдат. Его речь произвела на них впечатление. При выходе из казарм, уже на улице, полковник Экстен был убит в спину неустановленным лицом. Прибывшие «пре­ображенцы» окружили бунтовщиков и арестовали 19 из них, которых препроводили в Петропавловскую крепость.»

После такого вопиющего происшествия Хабалов продолжил вовлекать запасные полки в противостояние с революционной толпой, которая стала все более «психологически» воздействовать на солдат. Тем не менее, были еще командиры, которые были готовы стоять до конца (из книги Рыбаса С.Ю. «Генерал Кутепов»):

– Господин генерал, полковник Кутепов прибыл!

Генерал-лейтенант Хабалов начинает говорить:

– Я назначаю вас начальником карательного отряда.

Кутепов отвечает:

– Я готов исполнить любое приказание. Но, к сожалению, нашего Лейб-гвардии Преображенского полка здесь нет. Я нахожусь в отпуску, никакого отношения к запасному полку не имею. Мне кажется, на этот случай надо назначить лицо, более известное в Петроградском гарнизоне.

У Хабалова при разговоре заметно трясется челюсть:

– Все отпускные мне подчиняются. Я назначаю вас начальником карательного отряда. Приказываю вам оцепить район от Литейного моста до Николаевского вокзала и все, что будет в этом районе, загнать к Неве и там привести в порядок.

Кутепов совершенно спокойно отвечает:

– Я не остановлюсь перед расстрелом всей этой толпы.»

Однако, Кутепову так и не предоставили пулеметы и обещанных солдат, все что он получил это горстка необученных запасных гвардейцев. Стоит отметить, что по сведеньям Кутепова не один пулемет не был готов к бою, везде отсутствовала вода, масло, глицерин. Тем не менее, даже с такими силами на его участке города он сумел обеспечить должный порядок, который был до момента выхода солдат на улицы:

26 февраля 1917 произошёл слом в армейских частях, офицеры стали бояться своих солдат, а солдаты стали не доверять офицерам. Все было настолько плохо, что гвардейские офицеры боялись заводить своих взбунтовавшихся солдат в казармы, а так же не отдавали им никаких приказов. В результате, в своем большинстве солдатская масса прислушивалась к агитаторам, так как не получали никаких сигналов от командования. Не решительность за бравое дело в те роковые дни погубила и армию и страну.

Оставить сообщение